Король Лев - Живая Легенда

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев - Живая Легенда » Флешбэки|Альтернатива » «Прибыла откуда?!»


«Прибыла откуда?!»

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Пс, в твоей Вселенной корабли умеют загораться и падать? Ибо в моей - очень даже.

0

2

Он просто сидит и смотрит вдаль. Где ты был? Что ты видел? О, он видел многое: как вода заполняет  камеру, пока ты не оказываешься по щиколотки в жидкости, и как забавно затем наблюдать за электрическим зарядом, проходящим по проводам и несущим не просто боль - твое уничтожение; как, в пылу битвы, подкашиваются ноги, и через секунды ты не человек - ты кусок мяса; как жестоки и одновременно добры бывают хозяева. Их жестокость - во тьме, в нехватке знаний. Их добро - в позволении тебе жить.
Ты видел закаты на безмолвном глетчере? Сколь красивы они при заходящем солнце, знаменующем конец эпох, когда одна минута жизни кажется вечностью, когда ты, словно маленькое насекомое, захвачен врасплох, и темная подошва все ближе и ближе.
Летал ли?
Да! Да, черт возьми, да! Он летал, он парил, скользил по ветрам и наблюдал красоты его планеты со своей собственной орбиты. Весь мир принадлежал ему и только ему. Плевать на законы, плевать, что крылья-то не твои! Живи, живи здесь и сейчас. Не думай о будущем, важен лишь настоящий момент, лишь он стоит осознания.
Учитель?
Нет. Глухо. Пустота. Упрямый голос внутри него твердит: я видел! Я видел тебя живого! Ты жив.
Мертв. Ни один павший воин не прошепчет на ухо слова утешения. Слов нет. Сил нет.
Ты больше не воин. Ты - изгнанник. Ты - ничто.
Он встал. Двадцать один год, волосы светлые, жесткие, словно щетина, и ужасно короткие. Бледен, словно неймодианец. Уставший, словно тускенская банта. Глаза - два ярко-синих пятна. Ярко-синих? Пожалуй, тускло-синих. Вот уже два года, как они упрямо отказываются гореть.
Подожди, Чип. Я почти закончил.
Учиться терпению, Мастер? Я терпелив.

Утес под ним предательски задрожал. Юноше пришлось быстро вычислять вероятность того, что он, не менее чем за минуту, может потяжелеть на... хм... пятьсот килограмм. Нет, не может? Тогда что это за...
Прыжок - быстрее заряда, выпущенного из бластера. Удар - даже сильнее. Запах - сарлакку не помешает дополнительный опыт.
Тварь, напавшая на него, уже опомнилась от внезапного пинка. Около трех метров в длину, пасть, полная зубов, красные глаза, смотрящие с неописуемой ненавистью.
Я убью тебя.
Прыжок, еще один, еще. Животное не отставало. Со скоростью оно могло спорить с нексу, как и по вони - с сарлакком. Оружие вошло по самую рукоять, следующий удар отсек две из четырех лап - трудно сделать это со всеми, когда твой оппонент трехметровый злодей.
Злобное тявканье или отголосок рева - он не разобрал - утих секунд через тридцать. Еще столько же он потратил на осознание: ты упустил свой шанс.
Пиликанье комлинка заставило мужчину отойти от твари. Несносный Чип, как всегда, обозвался не вовремя.
— Меня задержали.
На борту Наутилуса он получил дополнительную порцию упрекающего бибиканья. Сказать "отстань" - смертельно обидеть своего единственного друга. Но сколько можно-то, а?
— Сколько, я спрашиваю, можно?! - проорал пилот. Дроид затих. Настойчив, порой нагл, но достаточно хорошо разбирается в человеческой психологии. Три приглушенных свиста, затем покинул кабину. Завтра он найдет товарища забившимся в отсек и будет долго просить прощения за свою резкость. Но R3 никогда не узнает: эти слова были адресованы вовсе не ему. Покинутый юноша, выводя свой корабль из атмосферы Фелуции, проклинал собственную трусость. Его выходом - единственным путем к спасению - было бы кинуться в пасть напавшему на него животному. Инстинкт самосохранения упрямо твердил - нет. Нет, глупец, нет. Не за этим ты сюда пришел.
Но, увы, ничего из визита и не вынес. Стоило лететь через половину Галактики, по пути выслушивая и - почти физически - ощущая недовольство своего спутника.

Двадцать один год. Глаза - словно два потухших огонька. Волосы короткие и жесткие. На поясе - длинный цилиндрический предмет. В душе - сгусток тьмы. Он не просто заблудившийся в Галактике парень-сирота, он -  мертвый человек. Его единственный дом разрушен, его семья убита, его наставник обратился в космическую пыль.
Он не прошел испытаний. Он - не рыцарь-джедай.

+1

3

Она уже успела перебороть бессонницу и уже какое-то время спала, когда раздалось гудение деки, столь непривычное в ночной тишине Риннала. Возможно, дека еще довольно долго мигала и гудела, пока сигналы смогли дойти до глубин ее сознания, но это было так незначительно и неважно, что мысль об этом пробежала искоркой и моментально исчезла. На циферблате часов 02:17. Неужели есть кто-то в этой огромной Вселенной, кого она может интересовать своим существованием, к тому же в столь ранний час? Скорее, не она, - ее работа. Это был экстренный вызов из 6 лаборатории 3 корпуса станции "Эрубес" - огромного научно-исследовательского комплекса, скрытого под систему заводов по перерабатывающей промышленности, глубоко уходящей в землю своими бетонными стенами, которые хранят миллионы тайн, что никогда не должны увидеть мир. И все, что происходит за этими стенами, навсегда остается там. Так было. И так будет. Всегда ли?..
- Мальм, что случилось? - с безразличием только что проснувшегося человека, спросила Соня.
На другой стороне что-то сначала зашипело, затем послышался мужской голос:
- При встрече. Это очень важно. Собирайся и приходи.
Она молчала, пока ее еще  едва проснувшееся сознание пыталось собрать из хаотичных слов полные и понятные предложения, но собеседник не дал достаточно времени:
- И да, это не может ждать.
- Хорошо, я собираюсь, - равнодушно ответила Мудинг, еще раз покосившись на голографическое изображение и с явным недовольством предчувствуя предстоящие хлопоты.

Уходящие в никуда белые коридоры, освещаемые светом люминесцентных ламп, напротив широких раздвижных дверей мерцают часы. 02.23
Слышится шум шагов, тихое бурчание, недовольные вздохи.
- Сита с два, неужели у нас нет даже горячего шоколада. - Устало возмущается небритый мужчина тридцати пяти лет, неопрятный, заросший, с нескрываемой усталостью в глазах, а долгое отсутствие сна выдают ярко выраженные круги под глазами. Но в то же время нервный, с явным волнением, он полон той жизненной силы, которая обычно свойственна лишь молодым или очень энтузиастичным людям.
- Уже хоть что-то, - зевая, ворчит он, достав из серебристой пачки сигару, затем открывает двери на балкон. Холодный ночной ветер заставляет невольно содрогнуться, но в то же время бодрит мужчину. Что он забыл здесь, на покинутой всеми планете посреди безжизненного космоса, что хотел здесь найти? Явно не то, на что наткнулся. "Какая чертовщина здесь происходит?" - С тревогой, внутренним страхом и предчувствием неминуемой опасности спрашивает он сам себя, но все его тело и мысли в кромешном хаосе пытаются лишь заглушить увиденное чем-то другим, отдаленным. Ему вспоминаются те приятные дни, проведенные на своей родной планете, за десятки световых лет отсюда. Было ли то счастьем? Если нет, то это не стоит внимания, если да - оно уже безвозвратно ушло. Клубы серого дыма плавно и медленно поднимаются вверх, успевая растворяться прежде, чем их унесет ветер.

Темнота. При тусклом свете звезды, который проникает сквозь незакрытые окна, едва можно различить силуэты двух людей, вероятно, мужчин. Тот, что повыше и покрупнее садится в кресло.
- Вы в этом уверены, Мейсон? Мы не можем допустить оплошности. - Произносит он грубоватым голосом, отведя ото рта сигару, которую успел закурить.
- Абсолютно, сэр.
- И все же, проверьте еще раз. Я не могу рисковать проектом из-за тех, кто лезет не в свои дела. Я надеюсь, вы меня поняли, Мейсон?
- Да, сэр. Мы все проверим.
Вскоре, человек, которого называли Мейсоном скрывается во тьме. В комнате стоит полная тишина, а мужчина, сидящий в кресле, от чего-то задумчив и удручен. Свет становится ярче, постепенно проникая в комнату. Через толстое стекло помещения отчетливо видно, как взрываются клубы огня безжизненной звезды, и как огненные частицы мгновенно растворяются в космической пучине. Человек недовольно стучит по столу пальцем, упорно о чем-то думая. Затем створки окон мгновенно закрываются.
Темнота...

+1

4

Тихо, тихо, Озиан. Тише, парень. Еще немножко и... Да! — вот теперь можно использовать целебную "мазь". Если эта странная субстанция хоть отдаленно напоминает мазь: по консистенции, но явно не по запаху — несет как от протухшего мяса, полежавшего под жарким солнцем не менее недели. Но это вонючее средство крайне эффективно — для тех кто и понятия не имеет о бакте. Таких как ее пленители.
Что она делает тут? Увы, девушка не способна ответить на такой простой для обычного зрителя вопрос, потому как для нее он труднее лекции по гипердвигателям. Хотя Мастер не согласился бы.
Мастер. Велика Сила, как она тосковала по нему сперва. Учитель не был единственным другом, но в то же время и был. Такой же безрассудный, смелый и добрый. Такой же, как и его подопечная. Что он сказал бы сейчас, увидев ее здесь: уставшую, голодную, с содранной от постоянного трения кожей на руках?
«Асока, ты слишком часто думаешь о том что было бы, если бы. Поэтому Совет и назначил тебя сюда. Будь терпеливее. Будь послушной. Будь сострадательной».
«Я такая и есть!» - с обидой кричала она тогда, в частности из-за того, что отлично осознавала свою вину. Что может быть хуже, чем ослушаться собственного учителя? Лучшего друга в ее случае, если дружба еще что-то значит в этой Галактике. Если хоть что-то имеет значение.
Девушка изменилась под натиском горя. Серо-голубые глаза давно не смотрели на окружающий ее мир с радостью или весельем — не на что было смотреть. Изменилась ведь не только она: все изменилось.
Можете забирать, сэр, — издевка, с ударением на последнем слове, — ваш скакун будет полностью здоров не позднее, чем через луну.
«Странное место» — думала она, когда грузовой звездолет доставил ее сюда. «Дикое, душное, слишком влажное».
На деле все оказалось куда хуже, чем Асока предполагала.
Уже два месяца она живет с племенем — все в масках, все молчат, все скрыто ненавидят ее. Словно тускены на Татуине. А она — их жертва, их пленница. Рабыня. Хотя, с другой стороны, врачевание недугов странных, шестилапых существ и их не менее странных ездоков... могло быть хуже, много хуже.
— Каси яко ни кумализа. Квенда мбали.
Наконец-то. Сегодня стражник пришел позднее, чем обычно, и Асока побаивалась, что очередная битва закончилась для их племени поражением. Она помнит одну такую ночь, когда раненные умирали раньше, чем шаман успевал к ним подойти. Тогда девушка чувствовала себя по-настоящему беспомощной — в первый раз за многие годы. Но на ее плечо уже не опустится дружеская рука, успокаивающая, возвращающая веру. Никто не разделит сомнений: правильно ли  она поступила, покинув Орден?
Ушел ли он? Остался? Погиб — ученице известно. Погиб на Мустафаре. Как джедай?
Возможно, ответ знает этот парень, что недоверчиво косится на нее, прижимая руку к цилиндру на поясе. Он должен, обязан знать, иначе зачем столько времени она потратила на выслеживание, столько ударов плетью получила за неповиновение комендантскому часу — подобию, если угодно. И сейчас этот голубоглазый нахал расскажет все, что знает и видел.

«Шпилька» - как остроумно!
Я скучаю по тебе.

+1


Вы здесь » Король Лев - Живая Легенда » Флешбэки|Альтернатива » «Прибыла откуда?!»